10 Март 2014, 8:04пп

by

1 comment

Троица в звуке

 Троица в звуке

К Юбилею Александра Жихарева

Издавна из самого заурядного материала умелые руки мастеров могли сотворить произведение искусства: деревья, не отличающиеся разнообразием форм, «без единого гвоздя» складывались в неповторимое чудо архитектуры; неотёсанный грубый камень, пройдя через огранку, становился изящным ювелирным украшением; мягкая сговорчивая глина превращалась в капризный и хрупкий фарфор… Удивительно, что и в наше время небывалого расцвета естественных наук — когда кажется, что о материи мы давно уже знаем все — не перевелись умельцы, поражающие воображение и расширяющие представление о возможностях обычного материала.

Так, холодная безмолвная бронза в руках мастера-звонаря Александра Жихарева приобрела способность петь, согревая сердца людей божественными по красоте звуками. До него бронза всего лишь «звенела», но не «пела»: согласитесь, что удар ложкой по кастрюле тоже рождает звук, но это вовсе не тот звук, который хочется слушать бесконечно…
Как известно, физические свойства бронзы позволяют выливать из неё предметы самых разных форм: бронза всегда служила материалом для изготовления предметов быта и культа, оружия, изящных произведений искусства. Однако кроме пластичности Александр Иванович сумел увидеть в этом металле огромный внутренний потенциал рождения чистого, идеального звука. Непостижимым образом ему удалось создать уникальное акустическое явление — поющую бронзу.

Появление на свет «поющей бронзы» стало возможным благодаря уникальному инструменту, созданному Жихаревым более 20 лет назад. Он представляет собой звонницу — большую деревянную раму, на которой развешаны плоские металлические пластины прямоугольной формы, условно называемые «билами». Била, имеющие размеры от нескольких сантиметров до метра, висят на мягких верёвочных подвесах и изготовляются из обычной колокольной бронзы. Чтобы извлечь из них звук, по ним нужно ударить специальными молоточками. Обычно используют одновременно три-четыре звонницы с билами разного калибра, на которых могут играть несколько звона­рей, создавая удивительное многоголосное произведение.
Била
Благодаря своим уникальным акустическим свойствам, музыка, льющаяся из инструмента Жихарева, ощущается всем телом и наполняет его необычайными эмоциями, ощущением света и счастья. Забавно, что сам автор никак не может придумать название своему детищу!
Била
Оно настолько необычно, не имея даже отдалённых аналогов, что привычных нам слов и терминов не хватает, чтобы передать его удивительную сущность. Поэтому пока Жихарев со своими единомышленниками обходятся достаточно громоздким названием «звонница из бил (плоских колоколов)».

И повелел Сергий звонить в било

Само слово «било» не выдумано: оно имеет древнерусское происхождение и напоминает о родителе колокола. Корень этого слова указывает на то, что в далекие времена это был ударный инструмент, наподобие барабана. Однако отождествлять изобретение Жихарева с древнерусским билом было бы грубой ошибкой, между ними существует принципиальная разница, понять которую поможет нам история этого инструмента.

«Било» существовало когда-то не только в Древней Руси: в средние века его можно было встретить во всех православных странах, в Грузии, Армении, Эфиопии, оно было известно коптам, персам, арабам, использовалось в обрядовой практике буддизма ваджраяны, хотя и называлось в каждой стране по-своему. Назначение всех бил было сигнальным: ударами созывать людей на общее дело – молитву, трапезу, оповещать о тревоге, пожаре, горе и радости. Столь широкое распространение бил объясняется тем, что в их основе лежал простейший способ извлечения звука — удар одним предметом по другому.

Била имели самую разную форму (коромысло, трапеция, овал, ангельские крылья) и изготавливались из самых разных материалов (дерево, камень, чугун, медь). В иудейском синагогальном богослужении в средние века использовалось деревянное било — «накоша», вырезанное в форме рога! Как повествует один из ранних хадисов, христианское било едва не было заимствовано мусульманами: Мухаммед был поставлен перед выбором, использовать ли било-накус или еврейский рог шофар, но всё-таки предпочёл созывать на богослужение голосом (азан).

В христианской традиции била появились в первые века нашей эры в Римской империи, где было принято созывать на­род к молитве при помощи удара коло­тушками по деревянным или каменным доскам. Металлические доски тогда не использовались, так как они издавали слишком громкий звук и привлекали внимание, нежелательное во времена го­нений на христиан, а также потому, что металлические колокола и колокольчики имели репутацию «языческих» атрибутов. Постепенно эта традиция — ударом в била призывать людей на богослужение — прочно закрепилась на православном Востоке, где долгое время не прибегали к употреблению колоколов как таковых, следуя примеру Византии. В западно-христианской традиции, наоборот, била не прижились, так как скоро были вытеснены колоколами. Лишь на Страстной неделе, в так называемый «пост колоколов» (с четверга по субботу), когда по канону запрещено было звонить в колокола, западные христиане для призыва на богослужение ис­пользовали деревянные била.
Била
На Русь било пришло в X веке из Византии вместе с христианством и всем строем богослужения. Первые письменные упоминания о нём относятся к XI веку. Славяне назвали деревянный инструмент «било» (от слова «бить»), а его металлический аналог — «клепало». Согласно некоторым источникам, в Киевской Руси не было тех пород дерева, из которых можно было бы создавать звучные инструменты, поэтому значительно больше были распространены железные или медные клепала, чем деревянные била.

Первое упоминание о биле датируется 1074 годом и связано со смертью Святого Феодосия Печерского, игумена Киево-Печерского монастыря. Как повествует летопись, Феодосий после пасхального богослужения смертельно заболел и после пяти дней болезни наказал братии вы­нести его во внутренний двор. Приблизительно в седьмом часу вечера братья положили его на салазки, вывезли и поставили перед храмом. Там он попросил созвать всех монахов, которые, чтобы исполнить его просьбу, стали ударять в било.

В том же году било упоминается ещё раз, но уже в связи с менее печальными обстоятельствами: в повествовании о монахе Матвее Прозорливом сказано, что он, выходя из церкви, «седе, опочивая под билами». Далее источники пестрят упоминаниями бил. Епифаний Премудрый в своём «Житии Сергия Радонежского» пишет: «И повелел Сергий звонить в било». Изображение большого била в форме коромысла с двумя молотками имеется на гербе города Кириллова, возникшего как слобода при Кирилло-Белозерском монастыре.
К колоколам на Руси долгое время относились с недоверием, так как они ассоциировались с католичеством, «латинством». Однако постепенно била остались лишь в монастырях и старообрядческих скитах, в миру полностью сменившись колоколами. В других же странах мира било не исчезло, продолжая по сей день призывать народ на богослужение.

Второе рождение: Било иконное
Гений — это талант изобретения того, чему нельзя учить или научиться.
Иммануил Кант

В конце XX века било получило второе рождение и в нашей стране. Возникнув из небытия благодаря таланту Александра Жихарева, полузабытый старый сигнальный инструмент превратился в совер­шенно новый — музыкальный. Их роднит между собой лишь принцип — удар молоточком по подвешенному предмету — да название, которое мистическим образом прижилось для обозначения бронзовых пластин (которые правильнее было бы назвать «клепалами», так как они делаются из металла). Древнерусское било обладало скудными исполнительскими возможностями: на нём не могла звучать мелодия, так как не существовало ни той формы, ни материала, которые создали бы красивый мелодичный звук. На современных жихаревских билах можно исполнить абсолютно любое музыкальное произведение.

Как большинство русских гениальных мастеров, Александр Иванович самоучка: он не получал ни специального музыкального, ни инженерного образования. Его биография самая обыкновенная: родился он в 1951 году в селе Хорошево, где сейчас находится московский район Хорошево-Мневники, после армии работал шофером, затем уехал по комсомольской путевке в Набережные Челны на строи­тельство КАМАЗа, позже работал на заводе ВИЛС (Всесоюзный институт легких сплавов), где отливал колокола. Одновременно с работой на заводе он состоял штатным звонарём в Храме Христа Спасителя, периодически его приглашали в качестве звонаря на патриаршие службы в Кремль, на колокольню Ивана Великого.

Страсть к поиску чистого и сильного звука всецело захватила Александра Ивановича ещё в юности. Он мечтал о создании инструмента, обладающего ещё более гармоничным звучанием, чем колокольный звон.

И как только он осмелился помыслить, что руками простого смертного человека может быть сотворён идеальный божественный звук, и — более того — самому взяться за его изобретение? Что подталкивало его упрямо идти к своей цели, к своей мечте?…

Он самостоятельно изучил многие книги по музыкальной акустике и колоколо­литейному делу и пришёл к выводу, что плоские колокола, несмотря на внешнюю простоту, могут давать сопоставимые с традиционными колоколами по силе и красоте звучания. В поиске идеала он перепробовал бесчисленное множество форм для плоских колоколов — трапецию, овал, круг, треугольник. Однако все они звучали некрасиво, неблагозвучно. Оптимальной формой, сумевшей дать искомый гармоничный и приятный человеческому слуху звук, оказалась прямоугольная, найденная, наконец, в 1988 году.

Оказалось, что отнюдь не любое било прямоугольной формы будет давать искомое благозвучие, а лишь то, которое имеет пропорцию иконы, поэтому Алек­сандр Иванович назвал своё изобретение «било иконное». Такая пропорция рождает консонирующее трёхзвучие — Троицу в звуке — в результате которого каждая из пластин звучит одновременно тремя тонами одного наименования, но из разных октав. На слух это явление не­возможно распознать, его фиксируют лишь специальные акустические приборы, тогда как человек чувствует только его результат — удивительно гармоничное ощущение.
Это уникальное акустическое явление — Троица в звуке — даёт потрясающее благозвучие, именно к нему на протяжении столетий стремились все мастера, отливавшие колокола.

В 1991 году било Александра Жихарева официально стало изобретением, запатентованным в России. Форма бил позволяет не только извлекать изумительный звук, но и облегчает их транспортировку и помогает экономить металл: чтобы добиться одинаковой силы звучания для била требуется во много раз меньше бронзы, чем для колокола. Сегодня многие небольшие церкви заказывают била, поскольку отливка колокола требует гораздо больше средств.

В соответствии с законами физики, каждый предмет обладает так называемыми «точками покоя». Это точки, которые никогда не затрагивают звуковые вибрации, поэтому они всегда остаются в состоянии покоя. Александр Иванович изобрел специальный прибор, при помощи которого возможно находить точки покоя на лю­бом плоском предмете. На билах прямоугольной формы есть четыре точки покоя, и добиться идеального, неискажённого звука можно в том случае, если била подвесить на звоннице, на верёвке, пропущенной именно сквозь эти точки.

Если у колокола в качестве ударного инструмента существует один язык, который прикреплён к нему на всю жизнь, то молотки путешествуют от одного била к другому и могут быть изготовлены из самых разных материалов: дерево, резина, пластмасса, свинец, сталь, медные сплавы, алюминий. За счёт смены молотков вариация звука одного и того же била может быть практически бесконечной. Другой особенностью бил является их более низкий звук по сравнению с колоколами. На практике было замечено, что низкие тона влияют на человека более благотворно, чем высокие.

В результате обработки колокольной бронзы на прокатном стане кристаллическая решётка металла приобретает идеальную структуру и вместе с ней — особые акустические свойства: если у хороших колоколов звук длится 20-30 секунд, то била в среднем могут звучать несколько минут, а максимальная продолжительность звучания бил может достигать 10 минут! Подобной «певучестью» не обладает никакой другой музыкальный инструмент.

Также била обладают невероятной «звучностью» — это означает, что звук распространяется на очень большие расстояния от своего источника, не меняя при этом своей частоты. Символично, что «плоские колокола» в полном смысле являются вечными: однажды настроенные, они уже не изменят своего звучания, в отличие от других музыкальных инструментов, и не подвержены коррозии: даже через тысячелетия они будут звучать в своём первозданном виде!

Сегодня на многих колокольнях «плоские» и традиционные колокола стоят рядом, удачно дополняя друг друга.

Народный инструмент

После того, как Александр Иванович сумел проникнуть в тайны материи и достичь того, о чём так долго мечтал, он стал добиваться того, чтобы с его изобретением познакомилось как можно больше людей, разделив с ним его радость и наслаждение прекрасными звуками. Звонница из бил очень выразительно звучит в слиянии с природой, когда естественный ландшафт позволяет музыке литься бесконечно, заполняя собой всё окружающее пространство…

Подходящей «сценой» для подобных концертов стал парк Коломенское: здесь с 1997 года Александр Иванович каждые выходные удивляет гостей заповедника игрой на своих билах. Со временем вокруг мастера сложился круг единомышленников, которых объединила страсть к новому инструменту: так возник маленький ансамбль «Поющая бронза». Возле храма Вознесения и колокольни Св. Георгия музыканты исполняют на звоннице из бил импровизации собственного сочинения, классику, всенародно любимые мелодии — в своё удовольствие и к восхищению окружающих. В последнее время у молодожёнов, отмечающих свадьбу в Коломенском, сложилась новая традиция — освещать узы брака торжественным колокольным звоном в исполнении Александра Ивановича и музыкой жихаревских бил. Супруги верят, что их брак будет таким же прекрасным и вечным, как и музыка, подаренная им в этот день.

На сегодняшний день Александра Ивановича часто приглашают участвовать в различных музыкальных фестивалях и концертах. Мастер активно пытается раскрыть перспективы соединения музыки звонницы из бил с более привычными нашему уху музыкальными инструментами. В частности, в католических соборах Москвы органные произведения Баха неоднократно исполнялись в сопровождении бил.
Била
Более того, детище Жихарева триумфально шествует по Европе: с билами уже ознакомились в Болгарии, Франции, Италии, Германии, Испании… Но не только Европа рукоплещет перед гениальным изобретением русского самородка — Александр Иванович дважды побывал в Индии, где проводил мастер-класс по изготовлению каменных бил. Во всех угол­ках мира жихаревское било неизменно становится сенсацией — до сих пор мир не слышал подобных звуков.

«Било иконное» стало не только новым музыкальным инструментом, но и целительным средством: многие слушатели говорят о заметном улучшении самочувствия и даже об исцелении от тяжёлых болезней после прослушивания музыки жихаревских бил. Целебный эффект этой необычной музыки подтверждают европейские психотерапевты, активно приобретающие била для лечения своих пациентов. Научные исследования механизма «лечения звуком» ещё впереди — слишком новое это явление. Однако наиболее чуткие слушатели замечают: высокая и чистая мелодия звонницы из плоских колоколов будто переносит их в незапамятное детство, снимая переживания и проблемы как негативные наслоения времени, и за мысленным «омоложением» следует физическое — происходит возвращение к первозданному чистому состоянию и оздоровление.

К сожалению, такая бешеная популярность изобретения неизбежно провоцирует подделки. В стремлении к лёгкой наживе мошенники создают инструменты, напоминающие била внешне, по форме, но так как они не выполнены по всем правилам, подобные фальшивые била рождают некрасивый, некачественный звук, оскверняя тем самым саму идею чистого звука «била иконного».

Несмотря на широкое признание, Александр Иванович не собирается останавливаться: его постоянно ищущая и неугомонная натура продолжает стремиться к идеалу, демонстрируя миру безграничные возможности своего инструмента. Он разрабатывает и изготавливает более совершенные конструкции звонницы, мастерит била новых форм и материалов, в частности, осваивает хрусталь и акустические породы камней (гранит). Сегодня мастер делает била на заказ для храмов, частных лиц, музыкальных коллективов. В 2000 году для церкви села Акулово Одинцовского района было изготовлено самое большое в мире било весом более двух тонн, получившее за свои размеры название «Царь-Било». По высоте звучания оно соответствует 110-тонному колоколу.

Несмотря на то, что большинством слушателей била воспринимаются как полноценный музыкальный инструмент, сам мастер не считает своё изобретение таковым. Он сравнивает била со струнами, которые, взятые отдельно, трудно назвать скрипкой или гитарой. Инструмент приобретает целостность благодаря форме, придающей ему чёткие очертания и позволяющей раскрыть все потенциальные возможности звука.
Била
По замыслу мастера, подобной формой, которая позволит билам зазвучать во всём своём великолепии, должно стать помещение, сконструированное специально для бил, с учётом их акустических свойств. Именно здесь, в закрытом пространстве, можно будет почувствовать всю красоту звучания металла, услышав такие его оттенки, которые на открытом пространстве от слуха ускользают. Прямой и отражённые звуки поющего металла, сливаясь вместе, рождают фантастически прекрасную мелодию. Подобных звуковых сочетаний никому в реальной жизни не приходилось слышать. Человек, находясь в таком помещении, окажется как бы внутри музыкального инструмента, и сможет не только услышать неслыханные ранее звуки, но и буквально пропустить их «сквозь себя», почувствовав всем телом неземные исцеляющие звуковые вибрации и ощутив себя частичкой грандиозного и величественного «храма звуков».

Звонница из бил стала поистине народным инструментом не только благодаря всенародному признанию и восхищению, но и потому, что приобщиться к нему может каждый: даже если просто произвольно ударить по нескольким билам, возникает красивая и неожиданно правильная мелодия. Эта особенность обусловлена отсутствием в инструменте диссонансов — поэтому все звуки гармонично сливаются друг с другом. Происходит волшебство: музыкальное искусство перестаёт быть чем-то недосягаемым, уделом избранных. Отныне люди самых разных профессий и возрастов могут почувствовать себя талантливыми творцами и исполнителями, просто ударив молоточком по билу. Побывав на концерте в консерватории и получив удовольствие от классической музыки, никому не приходит в голову приобрести скрипку или виолончель для собственного удовольствия — в руках непрофессионала эти инструменты производят отталкивающее впечатление, вместо гармоничной мелодии получается хаос из диссонирующих между собой звуков! А вот после концерта на билах к Жихареву постоянно обращаются слушатели с просьбой изготовить им била для «домашнего пользования», для души.

Ведь, если звёзды зажигают —
значит — это кому-нибудь нужно?
Значит — кто-то хочет,
чтобы они были?…
В. Маяковский

Мелодия чудо-звонницы вызывает восторг детей и взрослых, верующих и учёных, профессиональных музыкантов и обычных, несведущих в тонкостях музыки, людей. Музыка жихаревских бил одновременно национальна, воплощая загадочность русской души, и наднациональная — ведь она понятна каждому, независимо от стран и континентов. Звучание этого инструмента органично встроено в окружающий мир, в природу, в историю человечества. Трудно поверить, что музыке Жихарева всего около 20 лет — она настолько доступна и естественна, будто существовала вечно.

Александр Жихарев создал инструмент, способный вывести на божий свет и облачить в музыкальную форму нечто изначальное, существующее глубоко внутри каждого из нас, позволяющее настроиться на тот самый, единственный, извечный источник… Живоначальная Троица — православный символ гармонии и единства — обрела звучание в творении колокольного Мастера. Не мудрено, что под эти солнечные аккорды рассеиваются физические и душевные недуги, уходят проблемы и суетность, а приходят умиротворение и свет, надежда и вера в лучшее. Волшебная музыка творит чудо, позволяя человеческой смертной душе вознестись до горних высот, до пронзительно чистых снегов и ангельских пределов, и в то же время воедино слиться с природой, с дикой и прекрасной первозданной материей земли… Как нам всем повезло — быть свидетелями очередного обретения Троицы, Троицы в звуке!

Известно, что дети неизбежно повторяют черты своих родителей. Так и жихаревские била предстают пред миром чемто возвышенным и непостижимым, и в то же время простым и земным, как их отецсоздатель. И кто теперь разберет, слушая эти чистые, умиротворяющие, божественные звуки: то ли звонница играет, послушная рукам гениального русского Мастера, то ли сам Мастер — прикосновением Всевышнего — стал орудием высших сил, бескорыстно и вдохновенно транслируя миру Его волю и благодать.

Автор текста: Анна Толстенко